День в истории (blogrev) wrote,
День в истории
blogrev

Бегство из Москвы

Наполеон-изМосквы-22

Год 1812-й. В Москве похолодало, выпал первый снег. 19 октября (7-го по старому стилю) оставившая город армия Наполеона вышла навстречу своей гибели. Это было бегство, но Наполеон тешил себя мыслью, что вернется весной. Неукротимая злоба, терзавшая душу французского императора, нашла выход в приказе взорвать Кремль, поджечь все публичные здания и казармы.
Часть кремлевских стен и некоторые башни взлетели на воздух. Была разрушена Грановитая палата, сгорел дворец, но соборы уцелели. Уход Бонапарта из русской столицы, сожженной ее жителями, стал началом конца некогда непобедимой армии. Французы, вынужденные возвращаться по разоренной Смоленской дороге, тысячами гибли от морозов и голода и трупами своими устилали дорогу. К ноябрю от полумиллионного войска Наполеона осталось всего 60 тысяч человек.

Вот что писал в своих воспоминаниях сержант Бургонь А. Ж.-Б.
«Мы узнали, что маршал Мортье остаётся в Кремле с 10 тысячами войска и что ему приказано обороняться в случае надобности.
После полудня мы двинулись в поход, позаботившись сделать, по мере возможности, запасы напитков, которые мы нагрузили на телегу маркитантки, тётки Дюбуа, вместе с нашей большой серебряной миской. Почти смеркалось, когда мы вышли за город. Вскоре мы очутились среди множества повозок, которыми управляли люди разных национальностей; они шли в три -четыре ряда, и вереница тянулась на протяжении целой мили. Слышался говор на разных языках — французском, немецком, испанском, португальском и ещё на многих других; московские крестьяне шли следом, а также и пропасть евреев: все эти народы со своими разнообразными оде-
яниями и наречиями, маркитанты с жёнами и плачущими ребятами — всё это теснилось в беспорядке и производило невообразимую сумятицу. У некоторых повозки были уже поломаны, другие кричали и бранились — содом был такой, что в ушах звенело. Не без труда удалось нам наконец пробраться сквозь этот громадный поезд, оказавшийся обозом армии. Мы двинулись по Калужской дороге (тут уж мы были в Азии); немного погодя, мы расположились бивуаком в лесу на ночь, а так как было уже поздно, то отдых наш оказался недолгим.
Только что рассвело, как мы опять пустились в путь. Сделав около одного лье, мы снова попали в пресловутый обоз, обогнавший нас зато короткое время, пока мы отдыхали. Большая часть повозок уже теперь пришла в полную негодность, другие не могли двигаться вследствие того, что дорога была песчаная и колёса увязали в почве. Слышались крики на французском языке, руготня на немецком, молитвенные воззвания по-итальянски, призывы к Богородице по-испански и по-португальски.
Миновав всю эту сутолоку, мы принуждены были остановиться, чтобы дождаться левого фланга нашей колонны. Я воспользовался досугом, чтобы осмотреть свой ранец, казавшийся мне через чур тяжёлым, и удостовериться, нельзя ли что-нибудь выкинуть, чтобы облегчить свою ношу. В ранце было порядочно таки запасов: я взял с собой несколько фунтов сахару, рису, немного сухарей, полбутылки водки, костюм китаянки из шелковой материи, затканной золотом и серебром, несколько серебряных и золотых безделушек, между прочим обломок креста Ивана Великого, то есть кусочек покрывавшей его серебряной вызолоченной оболочки; мне дал его -один солдат из команды, наряженной для снятия креста с колокольни .
Со мной был также мой парадный мундир и длинная женская амазонка для верховой езды (эта амазонка была орехового цвета и подбита зелёным бархатом; не зная её употребления, я вообразил, что носившая её женщина ; была больше шести футов роста); далее две серебряные картины, длиною в один фут на 8 дюймов ширины, с выпуклыми фигурами: одна картина изображала суд Париса на горе Иде, на другой был представлен Нептун на колеснице в виде раковины, везомой морскими конями. Всё это было тонкой работы. Кроме того у меня было несколько медалей усыпанных бриллиантами, звезда какого то русского князя. Всё эти вещи предназначались для подарков дома и были найдены в подвалах или домах, обрушившихся после пожаров.
Как видите, мой ранец должен был весить немало, но, чтобы облегчить его тяжесть, я выкинул из него свои белые лосинные брюки, предвидя, что они не скоро мне понадобятся…»


Воспоминания сержанта Бургоня


Tags: Россия, Франция, день в истории
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • «Невозвращенцы»

    В 1817 году, когда русская армия покидала Францию, Александр распорядился уплатить из казны все частные долги, сделанные офицерами за время…

  • Сны (ЧГК по субботам)

    Вопрос от леди: Этот - тихий, как сон; другой – мне сам снится; а любимый - может спать спокойно. О чём речь? Ответ: О городе.…

  • «Покаянный услышу я голос ее»

    В 1937-м родителей Булата арестовали. Отец был расстрелян уже 4 августа. Мать «пощадили» по общей формуле ЧСИР – «члена…

Buy for 100 tokens
В Мьянме законное правительство В Киеве - хунта «Единоросс - это не оскорбление» «Государство не просило вас рожать» «Нефть нужно продавать за рубли» «Санкции России только на пользу» «Дворца не было, это фотошоп»…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments