День в истории (blogrev) wrote,
День в истории
blogrev

«Дай мне клятву, что я умру у тебя на руках»

Булгаков Михаил

В 1939 году Булгаков заболел. В декабре этого года они вместе с женой лечились в санатории Барвиха, а по приезду Булгаков написал своему другу детства:
«Ну, вот, я вернулся из санатория… Если откровенно и по секрету тебе сказать, сосет меня мысль, что вернулся я умирать…»



Будучи врачом, Михаил Афанасьевич сразу сам поставил себе диагноз: тот же, что был у его отца, - злокачественный нефросклероз.
«Имей в виду, я буду очень тяжело умирать, - дай мне клятву, что ты не отдашь меня в больницу, а я умру у тебя на руках»,- сказал он жене.
И она исполнила его просьбу, хотя пришлось ей неимоверно трудно. Сначала Михаил Афанасьевич ослеп, потом начались провалы в памяти и страшные боли, от которых он кричал и терял сознание. Приходя в себя, просил, чтобы она «взяла у Евгения револьвер», имея в виду Шиловского и вспоминая тот самый револьвер, из которого Евгений Александрович когда-то чуть не застрелил его, Булгакова, мечтая теперь покончить с собой выстрелом из этого револьвера.
А Елена Сергеевна несмотря ни на что надеялась на его выздоровление. Надеялась, что они еще побудут вместе.
Ольга Бокшанская посетила сестру и зятя в конце декабря 1939 года и писала мате-
ри в письме:
«...Макато ничего, держится оживленно, но Люся страшно изменила: хоть и хорошенькая, в подтянутом виде, но в глазах трепет, такая грусть и столько выражается внутреннее напряжения, что на нее страшно смотреть.
Бедняжка, конечно, когда приходят навещать Маку, он оживляется. Но самые его черные минуты она одна переносит, и все его мрачные предчувствия она выслушивает, и, выслушав, все время находится в напряженнейшем желании бороться с жизнь.
«Я его не отдам, говорит она, - я его вырву для жизни». Она любит его так сильно, что это не похоже на обычное понятие любви между супругами, прожившими уже не мало годов вместе...»
Константина Венца, кинооператора с «Мосфильма», Елена Шиловская пригласила специально, чтобы сделать снимки Булгакова с друзьями и родными. До смерти писателя оставалось ровно 10 дней.

Когда Михаил Афанасьевич уже не мог писать, Елена Сергеевна вела дневник за него. 4 марта 1940 года она записала последние слова мужа: «Я хотел служить народу... Я хотел жить в своем углу... Я никому не делал зла».

9 марта у больного началась агония. «Он дал мне понять, что ему что-то нужно, что он то хочет от меня, - вспоминала Елена Сергеевна. - Я предлагала ему лекарство, питье - лимонный сок, но поняла ясно, что не в этом дело. Тогда я догадалась и спросила: «Твои вещи?» Он кивнул с таким видом, что и «да» и «нет». Я сказала: «Мастер и Маргарита?» Он, страшно обрадованный, сделал мне знак головой, что «да, это». И выдавил из себя два «Чтобы знали, чтобы знали».

Михаил Афанасьевич Булгаков скончался 10 марта в 16 часов 39 минут. «Когда он уже умер, - рассказывала Елена Сергеевна, - глаза его вдруг широко открылись - и свет, свет лился из них. Он смотрел прямо и вверх перед собой – и видел, видел что-то, я уверена (и все, кто был здесь, подтверждали потом это). Это было прекрасно».

Спустя 20 лет, в очередную годовщину смерти мужа, Елена Сергеевна писала его брату,Николаю Афанасьевичу Булгакову:
«Он умирал так же мужественно, как и жил... не всякий выбрал бы такой путь. Он мог бы, со своим невероятным талантом, жить абсолютно легкой жизнью, заслужить общее признание, пользоваться всеми благами жизни. Но он был настоящий художник - правдивый, честный. Писать он мог только о том, что знал, во что верил. Уважение к нему всех знавших его или хотя бы только его творчество - безмерно. Для многих он был совестью. Утрата его для каждого, кто соприкасался с ним, - невозвратима».

Под бывшим надгробием Гоголя
Елена Сергеевна добилась, чтобы Михаила Афанасьевича похоронили на престижном Новодевичъем кладбище. На похороны собралась целая толпа.
...Когда вдова пошла в камнетесную мастерскую выбирать надгробие, ее взгляд привлек простой тяжелый валун. Его перевернули - и оказалось, что с другой стороны на нем высечено имя Николая Васильевича Гоголя: это был камень, который когда-то поставили над его могилой на кладбище Даниловского монастыря. Кладбище было уничтожено, а прах Гоголя перенесен на Новодевичье, только надгробие ему поставили уже другое - пышное, помпезное. А этот скромный камень отправили на переработку...
Булгаков боготворил Гоголя, считал себя его учеником и литературным преемником. Елена Сергеевна выбрала бывшее надгробие Гоголя - в качестве памятника на могиле мужа. Она регулярно приходила на кладбище и всегда сажала ярко-красные бегонии вокруг камня.

Шаг в вечность
«Несмотря на все, несмотря на то, что бывали моменты черные, совершенно страшные, не тоски, а ужаса перед неудавшейся литературной жизнью, если вы мне скажете, что у нас, у меня была трагическая жизнь, я вам отвечу: нет! Ни одной секунды. Это была самая светлая жизнь, какую только можно себе выбрать, самая счастливая. Счастливее женщины, какой я тогда была, не было», - говорила Елена Сергеевна.
Она все еще была красивой женщиной, и за ней многие ухаживали, ей предлагали замужество - но Елена Сергеевна сохранила верность Булгакову. Оставшуюся жизнь она посвятила ему, сохранению его архива и публикации его произведений:
«Я делаю все, что только в моих силах, для того, чтобы не ушла ни одна строчка, написанная им, чтобы не осталась неизвестной его необыкновенная личность. Это - цель, смысл моей жизни. Я обещала ему многое перед смертью, и я верю, что я выполню все».
Елене Сергеевне пришлось пережить старшего сына: Евгений Евгеньевич Шиловский, прошедший войну и неоднократно раненный, скончался в 1957 году, не дожив до 36 лет. Он умер на руках у матери.
А она продолжала жить - в надежде увидеть когда-нибудь роман «Мастер и Маргарита» опубликованным. Книгу решились напечатать только в 1966 году, Гранки Елена Сергеевна правила, будучи больна, с высокой температурой. Правила по памяти: роман мужа она знала наизусть.
На жизнь она зарабатывала машинописью и переводами. До последних дней с удовольствием принимала у себя гостей, особенно тех, кто хотел узнать что-то о жизни Булгакова.
В доме Булгакова бывал весь МХАТ, от Качалова до Пилявской. Сергей Шиловский, внук Елены Сергеевны, вспоминал:
«У нее сутками жили студенты, изучающие Булгакова. Читать можно было всем, но выносить рукописи она не позволяла никому».
Про Михаила Афанасьевича она могла говорить бесконечно. А еще она верила, что ее связь с мужем не прекратилась после его смерти. Внук, Сергей Шиловский, вспоминал:
«… В то, что у нее есть прямой контакт с покойным Михаилом Афанасьевичем, она верила свято. По вечерам Елена Сергеевна рассказывала ему о том, что сделала за день, какие были новости, чего она ждет от будущего. Спрашивала у него советов - и считала, что получает ответы. Самое удивительное, что они часто сбывались…»
Елена Сергеевна умерла 18 июля 1970 года. Ее похоронили рядом с мужем.
…Все жены Булгакова и некоторые женщины, которых он любил, претендовали на звание его музы. Но в вечность с ним шагнула только Елена Сергеевна Шиловская. Не потому, что она была последней, но потому, что оказалась самой верной. Не Булгакову как человеку, а тому, что было в нем сверхчеловеческим и по-настоящему важным - его гению, его творчеству. Его великому роману.
«Слушай беззвучие, - говорила Маргарита Мастеру, и песок шуршал под ее босыми ми, - слушай и наслаждайся тем, чего тебе не давали в жизни, - тишиной. Смотри, вон впереди твой вечный дом, который тебе дали в награду. Я уже вижу венецианское окно и вьющийся виноград, он подымается к самой крыше. Вот твой дом, вот твой вечный дом. Я знаю, вечером к тебе придут те, кого ты любишь, кем ты интересуешься и кто тебя не встревожит. Они будут тебе играть, они будут петь тебе, ты увидишь, какой свет в комнате, когда горят свечи. Ты будешь засыпать, надевши свой засаленный и вечный колпак, ты будешь засыпать с улыбкой на губах. Сон укрепит тебя, ты станешь рассуждать. А прогнать меня ты уже сумеешь. Беречь твой сон буду я...»



http://tlt.poetree.ru/news/mikhail_bulgakov_i_elena_shilovskaja_shag_v_vechnost_okonchanie/2010-11-29-692

Литература:
1. Булгаков Михаил Афанасьевич. Письма. Жизнеописание в документах. - М.: Современник, 1989.- 574с.
2. Варламов А. Михаил Булгаков/ Алесей Варламов. - М.: Молодая гвардия, 2008. -
(Серия «Жизнь замечательных людей»)
3. Воспоминания о Михаиле Булгакове: сборник/ Cост. Е. С. Булгакова и С. А. Ляндрес. Вступ. ст. В. Я. Лакшина. - М.: Советский писатель, 1988. - 526 с., ил.
4. Есенков В. Рыцарь, или Легенда о Михаиле Булгакове/ Валерий Есенков. - М.: Азбука-классика, 1997. - 800 с.
5. Зеркалов А. (Александр Мирер). Евангелие Михаила Булгакова: Опыт исследования евангельских глав романа
«Мастер и Маргарита»/ Александр Зеркалов. - М.: Текст, 2003. - («Коллекция»)
6. Прокофьева Е. Михаил Булгаков и Елена Шиловская: Все-таки это была судьба…"/Елена Прокофьева / Биография, 2010 № 3, стр.28-42.
7. Чудакова М. О. Жизнеописание Михаила Булгакова. - 2-е изд., доп. - М.: Книга, 1988.

Tags: Михаил Булгаков
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo blogrev september 8, 14:35 Leave a comment
Buy for 50 tokens
14 марта 2012 года на одном из пикетов возле здания Мосгорсуда, где слушалась жалоба участниц панк-группы на арест, фотокорреспонденты зафиксировали, как националист Александр Босых бьет девушку кулаком в лицо. Он напал на видеохудожницу Таисию Круговых, которая устраивала одиночный пикет в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments