День в истории (blogrev) wrote,
День в истории
blogrev

Первая любовь


Вчера исполнилось 200 лет со дня рождения Ивана Сергеевича Тургенева…

Тургеневу было сорок два года, когда он написал повесть «Первая любовь». Те далекие события давно превратились в шрам. Но у писателей, как правило, отличная память.



...Как блестели перстни на руке, которая передавала чашку чая. Как блестел сад после дождя. Как полосатый котенок сидел на полу, беспомощно расставив лапки. Видно, события того лета глубоко врезались в душу.
Если и в сорок два года он помнил такие детали, представляете, какая это была боль — если что-то врезалось так глубоко?!
Но когда Тургенева пробовали разговорить напрямую, он только улыбался: «Ну что вы, просто я уже немолод». Намекая, что вся эта история не имеет к нему лично никакого отношения, просто у людей с возрастом иначе работает память. Человек вдруг вспоминает, где забыл зонтик тридцать лет назад, но не может сказать, кто звонил вчера. И тогда уж собеседник не мог не воскликнуть: «Ну что вы! Какой же вы старик!» Тургенев кокетливо улыбался. Он любил комплименты. И разговор переходил на более приятную тему. Его большой рост. Раннюю седину, которая подчеркивала молодой взгляд. Или красивые кисти рук, удивительные при столь могучем телосложении.
Толстой и Достоевский, когда это слышали, просто плевались. Как все нормальные люди, Тургенев ни за что бы не хотел снова пережить тот кошмар или хотя бы признаться в нем друзьям.
Главного героя «Первой любви» зовут Володей. А не откровенно Ваней. Дело происходит жарким летом. Но это потому, что первая любовь всегда сопровождается высокой температурой. Даже если на дворе зима.
И даже если солнечный день, влюбленному все равно кажется, что он заблудился в темноте.
Как понимать?
Что делать?
Что думать?
Только перестаешь стесняться и делаешь что-нибудь, как уже снова стыдно — за то, что сделал.
Что значит эта улыбка?
Смеется?
Надо мной?
Почему идет мимо?
Почему идет ко мне?
Чего хочет?
Я ей нравлюсь?
Или просто шутит?
Придет?
Или обманет?
Почему молчит?
Не любит?
Любит другого?
Кого?!
Обычно оказывается, что кого-нибудь из параллельного класса. Но такие вещи всегда хочется знать наверняка. Вот почему Володя, не совершивший в жизни еще никаких полезных ошибок, оказался в ту ночь возле оранжереи.
Уточните у мамы, болели ли вы ветрянкой. Очень хорошо, если да. Сами вы это вряд ли запомнили.
Подумаешь, просто побегать неделю с прыщиками на лице, вот и вся болезнь. Ветрянкой можно переболеть только раз в жизни. Но только в детстве ее почти не замечаешь. Взрослый с той же болезнью сляжет в больницу — в бреду и с температурой под сорок.
То же, в общем-то, случилось с Володей. В шестнадцать лет он узнал, что мама с папой — неиссякаемые источники конфет, новогодних подарков, замечаний и игрушек — на самом деле самые обычные люди. Они ошибались, страдали и вели себя как самые обычные мужчина и женщина. А это ужасное открытие. Им лучше переболеть лет в пять-шесть.
С этой памятной ночи Володя во все глаза смотрел на собственных родителей. Как будто только что с ними познакомился.
Мама старше папы. Мама богата. А папа хорош собой, элегантно одет и ловко ездит верхом. В папу еще влюбляются (еще как влюбляются!) двадцатилетние красавицы. А маму уже считают пожилой женщиной.
Володя впервые заметил, что мама кричит на папу. И плачет в своей комнате. Что папа идет к ней мириться. Папа ее умоляет. Вероятно, просит развода. Папа унижается. Но на следующий день все равно выходит к завтраку. Вероятно, мама просто любит этого мужчину. И ненавидит свою соперницу, у которой есть то, чего у мамы уже нет: молодость, красота, обещание долгих лет впереди и чего-то неизвестного. Мама хочет приговорить мужа к себе пожизненно. Это все, что она может.
Папа продолжает тайно встречаться со своей подругой. Вероятно, он просто любит ту девушку. И не любит маму. И боится стареть.

Володя не успел узнать, так ли это все было на самом деле. Его папа вскоре умер от сердечного приступа. Ему было всего сорок два года. Это даже в наши дни самый распространенный возраст мужских инфарктов.
Папу нашли за письменным столом. Он щекой лежал на недописанном письме. Он писал письмо своему сыну. Оно начинается с того, что на свете нет ничего ужаснее любви. Папа тоже признал в сыне обычного человека, с которым можно было не врать про капусту или аиста, а нормально обсуждать действительно важные вещи. Но слишком поздно... Повесть «Первая любовь» кончилась.

Сам Тургенев так и не оправился от шока. Самый знаменитый его роман называется «Отцы и дети». О чем-то это говорит.
Влюбиться по-человечески Тургенев больше не смог ни разу. Тургенев выбрал оперную певицу Полину Виардо и назначил ее любовью своей жизни.
Она гастролировала по всему миру, и Тургенев научился хранить все свои вещи в нескольких чемоданах: куда ехала Полина, туда, схватив чемоданы, тотчас же отправлялся и он. Его часто видели на ее спектаклях и концертах. Тургенев стоял, прислонившись к колонне, и тихо плакал от восторга. Голос у Виардо был ангельский. «Вот влип человек», — понимающе переглядывались простые любители музыки и литературы.
Виардо была не просто знаменитостью. Она была замужем, мужа любила, бросать не собиралась; дети их были очаровательны. Она была как принцесса в башне, вокруг которой стена, ворота на замке, а ключ выброшен навсегда. Но Тургеневу так даже больше нравилось. Его все жалели. И не приставали с глупыми вопросами: «Когда же свадьба?»
Но Тургенев не был даже одинок. Постоянные разъезды по всему свету наполнили его жизнь смыслом и хлопотами. Он подружился с мужем Полины, ее дети обожали Тургенева. И даже домик себе на старости лет он построил рядом с виллой семейства Виардо, в Баден-Бадене. Он любил. Но не женщину, а мечту. И только с безопасного расстояния.
Тургенев никогда не видел Полину усталой. Или перед спектаклем, когда она взволнованно металась по гримерной и хрустела пальцами. Или еще лучше — после: когда нервное напряжение отпускало, она истерически хохотала, чтобы через минуту кинуться в слезы. Не видел, как она рвет газеты, в которых ее ругают. Или мелочно вырезает статьи, в которых ее хвалят. Как она прочищает горло перед тем, как петь гаммы. А сами гаммы! Виардо пропевала их каждый день по нескольку часов. И только после этого Тургенев деликатно стучался в дверь. Такая любовь действительно не могла умереть.
Для нее просто не было смерти. Потому что к жизни она не имела никакого отношения. Тургенев слыл среди современников самым авторитетным и тонким знатоком любви. Но только Поль Виардо знал любовь по-настоящему.

Юлия Яковлева «Азбука любви»


Tags: Иван Тургенев, любовь
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • В этот день 21 ноября

    21 ноября 2007 года в подъезде своего дома в Махачкале получил четыре пулевых ранения, два из них в голову правозащитник, руководитель…

  • ЧГК по средам

    Идея совместить государственную службу с музыкальными занятиями принадлежала его отцу. Он втайне сходил проконсультироваться к педагогу, который…

  • Дайджест

    Два следователя СКР попались с поличным на взятке в пять миллионов https://lenta.ru/news/2018/11/20/invest/ В российском городе обвалилась…

Buy for 30 tokens
Цивилизация уже ушла из эпохи канонерок, когда все решалось тем, у кого больше фрегатов и пушек. У России сегодня есть ядерное оружие, которым бравые чекисты начали шантажировать весь мир. Не поможет. Однако чекисты умеют блефовать и умеют показывать четыре туза, которых у них нет. Спрашивается…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments