День в истории (blogrev) wrote,
День в истории
blogrev

Categories:

«Социально опасный элемент»



Они бездарны, как беда.
Зато уверены всегда,
Несут бездарность, словно Знамя.
У нас в идеях разнобой,
Они ж всегда верны одной
Простой и ясной - править нами.

(«Подонки»)

Наум Коржавин родился в 1925 году в Киеве. Родители звали Наума Эма, Эмочка, Эмка – имя впоследствии подхватили друзья и близкие люди. Школьник Эмка Коржавин был сильно близорук, не очень ловок, верил в революцию и любил Маяковского. Писал стихи - лет с тринадцати. А в шестнадцать, не закончив школы, навсегда покинул родной Киев – началась Великая Отечественная. Эвакуация из Киева в самом начале войны спасла семью Манделей от Бабьего Яра. Родственники –дяди и тети, - оставшиеся в городе, погибли от пуль фашистов и украинских полицаев 29-30 сентября 1941 года в числе прочих «жидов города Киева».



Мандели эвакуировались на Урал, в город Сим Челябинской области. Оттуда в 1944 году девятнадцатилетний Наум Мандель прибыл в Москву, чтобы поступить в Литературный институт имени Горького. Со второй попытки он был туда принят. С 1945 по 1947 год Эмка Мандель учится в Литературном институте имени Горького; он много пишет, посещает литературные вечера, по городу расходятся его стихи и экспромты.
В конце 1947 года 22-летнего студента Литинститута Наума Манделя увели из общежития представители органов госбезопасности. До сих пор Наум Моисеевич не понимает, за что был тогда арестован, формулировка приговора гласила: «за чтение стихов идеологически невыдержанного содержания». Просидев восемь месяцев на Лубянке, Наум Мандель был осужден постановлением Особого Совещания при МГБ и приговорен к ссылке по статье 7-35 Уголовного кодекса как «социально опасный элемент».

С 1948 по 1951 год провел в сибирском селе Чумаково. Ссыльные должны были сами себя содержать. Непривычный к сибирским холодам и мало приспособленный к сельскому быту, Наум жил на те небольшие деньги, что присылали ему из Киева родители: трехсот рублей вполне хватало на сносное существование, при котором хлеб и картошка составляли дневной рацион.
В сибирские и карагандинские годы идет процесс осмысления понятий «Россия» и «русский народ», поиск поэтом своей духовной идентификации. В мемуарах «В соблазнах кровавой эпохи» (2005) много страниц посвящено этому времени - поэт познавал тогда свою страну, видел ее «изнутри» в один из непростых витков ее истории. Одним из результатов этого процесса, продолжавшегося долгие годы, стало принятие Коржавиным православия в 1991 году.
Однако известнейшее стихотворение о церкви Покрова на Нерли было написано им за 37 лет до того, задолго до воцерковления, в период государственной «борьбы с религией», когда в церквах хранились дрова и травой зарастала дорога к Храму.
В те же карагандинские годы создано стихотворение «Смерть Сталина» (март 1953), синхронный отклик на эпохальное событие. И опять Коржавин выносит «вождю народов» свой собственный приговор, не дожидаясь спущенных сверху указаний: «... к правде ложь не может привести». Кровавая сталинская эпоха, по Коржавину, таила в себе «соблазны», от которых не ушел и сам поэт. К таким соблазнам относит он приверженность идеалам досталинской «революционной» эпохи, приводящим к «оправданию бесчеловечности». По признанию Коржавина, окончательно свободным человеком (имеется в виду свобода от коммунистической идеологии) он осознал себя позже, в 1957 году.
В 1954 по амнистии вернулся в Москву. На жизнь зарабатывал переводами. В 1956 был реабилитирован и смог продолжить учёбу в Литературном институте, который окончил в 1959. Изредка публиковал свои стихи в различных журналах. Первая значительная подборка стихов Коржавина появилась в 1961 в «Тарусских страницах» и привлекла внимание читателей. В 1963 вышел сборник «Годы» (стихи 1941-61 под редакцией Е. Винокурова). Многие стихотворения поэта ходили в списках, издавались в Самиздате.
Начал пробовать силы и в драматургии. В 1967 пьеса Коржавина «Однажды в двадцатом» была поставлена в Театре им. К. Станиславского. В 1966-67 участвовал в движении прогрессивной интеллигенции в защиту Даниэля и Синявского, затем Галанского и Гинзбурга. После этого его, как и всех «подписантов», перестали печатать. В 1973 подал заявление на выезд из страны, объявив причину: «нехватка воздуха для жизни». Уезжает в США, в Бостон. Входит в редакцию «Континента». Много выступает в американских университетах. Два сборника стихов - «Времена» (1976) и «Сплетения» (1981) вышли во Франкфурте-на-Майне (Германия).
Перу Коржавина принадлежат статьи и очерки - «Опыт поэтической биографии» (1968), «Судьба Ярослава Смелякова». В 1991 выходит его книга «Письмо в Москву» (стихи и поэмы); в 1992 - «Время дано» (стихи и поэмы).
В своих воспоминаниях и публицистических статьях Коржавин подробно рассказал об эволюции своих политических взглядов. В юности он отвергал сталинскую систему и в то же время разделял коммунистическую идеологию, противопоставляя подлинный коммунизм советской действительности. К концу Великой Отечественной войны он начал «признавать» и оправдывать Сталина, о чём вспоминает с сожалением. Такое настроение сохранялось и после ареста. В ссылке он вновь стал антисталинистом, продолжая исповедовать коммунизм. По собственному признанию, Коржавин отказался от коммунистической идеологии в 1957 году. Как и многие эмигранты из СССР, на Западе Коржавин оказался на правом фланге политического спектра. В публицистике резко выступал не только против коммунизма, но и против западных «друзей СССР», а также против всех форм социализма и революционного движения («Психология современного энтузиазма», «За чей счёт? (Открытое письмо Генриху Бёллю)»). Определял себя как либерального консерватора или «свирепого либерала». В спорах «русофобов» и «русофилов» занимал «русофильскую» позицию, отстаивал традиции русской культуры. В публицистике 1990-х — 2000-х выступал как против коммунизма, так и против радикального либерализма, который упрекал в непродуманной и безответственной политике. В литературоведческих статьях отстаивал традиционную культуру, защищал христианскую мораль в искусстве, настаивал на необходимости глубокого человеческого содержания художественного произведения. Коржавин протестовал против романтической и авангардистской традиции презрения к обывателю, настаивал на том, что литература существует для читателя и должна к нему обращаться. Он защищал «органическую связь искусства с Высоким и Добрым». Именно искусство, стремящееся к гармонии, по Коржавину, удовлетворяет подлинную художественную потребность: «Прекрасное, то есть искусство, не должно подчиняться требованию полезности не потому, что это примитивно и стыдно, а потому, что оно и так полезно, если оно на самом деле искусство». Если стремление к гармонии отсутствует, искусство превращается в простое самоутверждение. С этих позиций Коржавин пересматривал наследие «серебряного века», высказывая упрёки даже в адрес Блока («Игра с дьяволом») и Ахматовой («Анна Ахматова и „серебряный век“»). Резко критиковал поэзию Бродского, высмеивал его культ в интеллектуальной среде («Генезис „стиля опережающей гениальности“, или миф о великом Бродском»)...


Подонки
Вошли и сели за столом.
Им грош цена, но мы не пьём.
Веселье наше вмиг скосило.
Юнцы, молодчики, шпана,
Тут знают все: им грош цена.
Но все молчат: за ними - сила.

Какая сила, в чем она.
Я ж говорю: им грош цена.
Да, видно, жизнь подобна бреду.
Пусть презираем мы таких,
Но всё ж мы думаем о них,
А это тоже - их победа.

Они уселись и сидят.
Хоть знают, как на них глядят
Вокруг и всюду все другие.
Их очень много стало вдруг.
Они средь муз и средь наук,
Везде, где бьётся мысль России.

Они бездарны, как беда.
Зато уверены всегда,
Несут бездарность, словно Знамя.
У нас в идеях разнобой,
Они ж всегда верны одной
Простой и ясной - править нами.


1964

Tags: поэты и каратели
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 100 tokens
Росстат рассказал о росте реальных доходов россиян В Мьянме - законное правительство В Киеве - хунта РФ гарантирует территориальную целостность Украины «Дворца не было, это фотошоп» В РФ начнут продавать вино под брендом «Вдова Кобзона» «Единоросс - это…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments