День в истории (blogrev) wrote,
День в истории
blogrev

«Александра Любарская – «Как буйствует закон беззакония»



В ночь с 10 на 11 ноября меня вызвали к следователю. Это был тот самый щеголеватый молодчик, с наманикюренными ногтями и подкрашенными губами, который два месяца назад заполнял мою анкету. «Следователь Слепнёв», – представился он. На столе перед ним лежала толстенная многостраничная папка – протокол моего допроса, в котором уже всё было написано: и его вопросы, и мои ответы. На каком-то этапе я упираюсь, на каком-то частично соглашаюсь, пока, наконец, не признаюсь в покушении на Сталина или ещё в чём-то подобном. Но главный упор был на шпионаже. Нужны шпионы.

Всё равно, в пользу какой страны. Всё равно, кто они – сторож пригородного огорода, или учёный, или литератор, или редактор детских книг, все годятся. «Подписывайте протокол», – сказал Слепнёв, пододвигая ко мне папку. «Нет, я это не подпишу», – сказала я. Слепнёв встал из-за стола и подошёл ко мне вплотную. – “Будете подписывать?” – “Нет”. Он размахнулся и ударил меня по лицу. Дальше допрос шел так: «Подписывайте!» – «Не буду!» Удар. «Подписывайте!» – «Не подпишу!» Удар. «Признавайтесь!» – «Не признаюсь!» Удар. И так час за часом. Рассказывать об этом почти невозможно, невозможно передать меру беспомощности, страха, боли, отвращения... Под утро он отправил меня в камеру. А днём в камере, даже в самом дальнем уголке, не разрешалось даже дремать. Надзирательница мигом обнаруживала это. «Не спать!» – раздавался грубый окрик.

Так продолжалось трое суток. В конце третьей ночи я схватила перо и подписалась на одной странице слепнёвского сочинения. Я не очень вчитывалась в текст, я понимала, что расстрел неминуем, – из этого Дома не выходят. Собрав последние силы, я думала только об одном – нет ли на этой бредовой странице чьих-нибудь имён, кроме моего. Нет, как будто нет. Я одна сама себе и шпион, и террорист. Бросив перо, я сказала: «Делайте со мной что хотите, но больше я ничего не подпишу». Слепнёв ухмыльнулся: «А нам довольно и этого».

За полтора года, что я провела в тюрьме, я хорошо узнала технику следствия. Обвинения строились по принципу наибольшей неправдоподобности. Я видела в тюрьме многие десятки японских, финских, польских, латышских «шпионов», орудовавших в нашем городе. Уже одно это было ошеломляюще неправдоподобно. Разве засылают шпионов толпами? И если даже были настоящие шпионы – нет, не в тюрьме, в тюрьме их не было, а на воле, – им не надо было маскироваться подобно штабс-капитану Рыбникову из знаменитого рассказа Куприна. Они могли жить и делать своё дело спокойно. Ведь все их места в тюрьме были забиты такими же шпионами, как я, и все пули были истрачены для расстрела таких же, как я, шпионов.

Однажды, когда меня вели на допрос, свободного кабинета не было. Меня привели к какому-то начальнику и посадили в дальнем углу его кабинета. Начальник был чем-то озабочен и даже не обратил на меня внимания. Он был крайне недоволен работой следователей, стоявших возле него. «Запомните, – строго произнёс он, – к концу недели у меня на столе должны лежать: 8 показаний финских, 12 – немецких, 7 – латышских, 9 – японских. От кого – неважно». (За точность цифр я сейчас не ручаюсь, но примерно так.)

Так вот оно что! Значит, они работают по заранее составленному плану! У них свой палаческий план, взятый с потолка. И они бились – и били – ради его выполнения.




Дальше: А. Любарская - За тюремной стеной
Tags: мордор, репрессии, ссср, чекисты
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • «Там, в прекрасном, – не живут»

    Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов родился в Саратове (2) 14 апреля 1870 года. Родители будущего художника были выходцами из бывших…

  • В этот день 13 апреля

    13 апреля 2018 года депутат Госдумы Петр Толстой посоветовал россиянам с гипертонией «сплевывать» иностранные медикаменты и лечиться…

  • «Избиения, не прекращающиеся днем и ночью допросы»

    Московский журналист Игорь Яковлев, изучающий историю своей семьи, сделал неожиданное и неприятное открытие: его двоюродный дед Иосиф Данилович…

promo blogrev january 29, 10:13 2
Buy for 90 tokens
За "жуликов и воров" – 65 % За Жирика – 15% За Зю – 15 % За Миронова, Прилепина и др. – 5% Итого: 100% ? А где же нормальные люди? Запретительный механизм В Думе на более поздний срок было отложено принятие сразу несколько репрессивных законопроектов.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments