День в истории (blogrev) wrote,
День в истории
blogrev

Categories:

Алиса и Театр


Все увлекавшиеся Алисой Коонен мужчины, сумевшие в той или иной мере пробудить ее интерес к себе, имели отношение к искусству: композитор Александр Скрябин, актеры Николай Церетелли, Иван Берсе­нев, меценат Николай Тарасов. Писатель Леонид Андреев мечтал на ней жениться, художник и режиссер Гордон Крэг видел ее своей идеальной Офелией, поэт Юргис Балтрушайтис забрасывал полными тумана и символов посланиями и намекал на самоубийство.

Если верить самой Алисе Коонен, ее первый детский дневник начинался словами: «Я очень хочу страдать». Те ранние записи не сохранились, зато осталось почти полсотни более поздних тетрадей. Догадываясь, что эти тексты рано или поздно прочитают, автор существенно их отцензурировала, уничтожив значительную часть записей. Методы Коонен были радикальны: она сажала кляксы, вымарывала отдельные слова или целые фразы, обрывала углы листов или вырывала страницы, вырезала куски маникюрными ножницами, выдавливала имена ногтем, писала поверх уже имеющихся строк. Все это — ради того, чтобы создать более рассудитель­ный и менее страстный образ. В секторе театра Государствен­ного института искусствозна­ния подготовлены к публикации дневники Алисы Коонен 1904–1950 годов с подробными комментариями. Arzamas попросил театро­веда Марию Хализеву, работавшую над книгой, выбрать 12 фрагментов из дневников и писем Алисы Коонен, рассказывающих о внутреннем мире и внешних обстоятельствах жизни актрисы…

О травле
«Ночь сегодня оба не спали. Со мной был нервный припадок.
А. Я. [Таиров] с затравленными замученными глазами плакал надо мной.
<…> И больного замученного человека — самого большого в искус­стве, самого честного — третируют как мальчишку бездушные чинов­ники, клевеща, оговаривая, ведя хитрую, тонкую, почти садистическую политику — долженствующую довести его или до самоубийства, или до скандала на каком-нибудь заседании Комитета. [Нрзб.] ему придется сложить с себя обязанности художественного руководителя. Я очень боюсь за А. Я. И сил у меня уже тоже нет».
14 апреля 1947 года

Нападки на Камерный театр начались задолго до 1947 года. В ноябре 1940-го председатель Комитета по делам искусств Михаил Храпченко обратился с письмом к Молотову, где, перечисляя идейные ошибки Таирова, приходил к выводу: «…считаю необходимым поставить вопрос о дальнейшей судьбе Камерного театра и о целесообразности оставления Таирова во главе театра». В последующие годы ситуация усугублялась, мрак сгущался. 27 мая 1949-го вышло постановление того же Комитета по делам искусств об отстранении Александра Таирова от работы в Камерном театре. 29 мая был сыгран послед­ний спектакль «Адриенна Лекуврёр». Таиров и Коонен были переведены в Театр имени Евгения Вахтангова — впрочем, его порога они ни разу не пере­ступили. 25 сентября 1950 года так и не сумевший прийти в себя Таиров умер. Коонен пережила его на четверть века, но уже ни в одном театре не служила: выступала в концертах, принимала участие в литературно-музыкальных композициях и проводила творческие вечера.

Источник

Tags: репрессии, творцы и каратели, театр
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • В этот день 27 октября

    7 октября 1937 года этап заключённых Соловецкой тюрьмы особого назначения (СТОН) был погружен на баржи на Соловках, но дальнейший…

  • 60-е (ч.2)

  • ЧГК по вторникам

    Какая личность может объединить эти фильмы?

Buy for 100 tokens
Росстат рассказал о росте реальных доходов россиян В Мьянме - законное правительство В Киеве - хунта РФ гарантирует территориальную целостность Украины «Дворца не было, это фотошоп» В РФ начнут продавать вино под брендом «Вдова Кобзона» «Единоросс - это…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment