?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

[sticky post]История сопротивления пропаганде
он15
blogrev
«Что человек ест и пьет, кого он любит, что делает в свободное время, с кем общается, мрачен он или весел, что он читает и какие картины вешает на стену — вот форма, в которой сегодня в Германии идет политическая борьба; вот поле, на котором уже сегодня решается исход сражений грядущей мировой войны. Звучит неправдоподобно, гротескно, но это так!» «История одного немца» – это история сопротивления пропаганде, подавляющей волю и отнимающей последнюю частную собственность – независимость мысли, память, мечты, вкусы и предпочтения. Частный человек Хафнера сумел сделать самое сложное: отличить суррогат, навязанный тоталитарной машиной, от его истинных желаний.

Читать дальшеCollapse )

blogrev@mail.ru

promo blogrev март 13, 14:08 Leave a comment
Buy for 80 tokens
Очевидцы триумфального вступления Гитлера в Австрию отмечали безумие, в котором пребывал фашистский лидер во время вступления в Вену. Он то пускался в чувственные речи, то начинал испытывать гнев. Его ближайший сподвижник Папен вспоминал, что лидер пребывал в «настоящем экстазе»:…

«А маму тоже Аннушкой зовут»
книга
blogrev


Я врагов в упор не видел,
за друзей их принимал.
Я разбиты губы вытер
и срастил что поломал.
И, тихонечко шагая
по дорогам непростым,
я простил всех тех, что лгали,
и себя за всё простил.


Читать дальшеCollapse )

"Пятая колонна"
он15
blogrev

Александр Грин – «космополит»



Андрей Туполев обвинен во вредительстве

Read more...Collapse )

Вячеслав Иванов
он15
blogrev


Поэзия Вячеслава Иванова зачастую перегружена филологической ученостью и трудна для восприятия; его стиху присуща пышная красочная и по-своему оригинальная архаическая лексика, сложные инверсии, тяжелая медлительность и «гу¬стота» стиха, в котором сделана попытка воплотить некую идею «вечного» русского языка «от Иллариона и Епифания Премудрого до словаря Даля». Россия редко появляется в стихах В. Иванова, чаще мы встречаем в них картины антич¬ности, итальянский пейзаж, горы и моря Южной Европы — его творчество иногда определяется как «скитания славяни¬на по чужим странам и дальним векам».
События 1904 — 1906 гг. во многом повлияли на творче¬ство В. Иванова. В цикле стихов «Година гнева» (вошедшем впоследствии в книгу «cor ardens») они осмысляются как некий переломный в истории России момент, после которого ей, прошедшей через горнила войны и революции, суждено возродиться вновь:

В надежде славы и добра
Гляжу вперед я без боязни:
Истлеет древко топора;
Не будет палача для казни.
И просвещенные сердца
Извергнут черную отраву, —
И вашу славу и державу
Возненавидят до конца...


(«Палачам», 1911)


Читать дальшеCollapse )

P.S.
он15
blogrev
Ольга Ивинская, Борис Пастернак и дочь Ольги, Ирина Емельянова

В 1964 году под давлением мировой общественности Ивинская освобождена из лагеря. Она живет в Москве, пишет книгу воспоминаний о Пастернаке «В плену времени», которая выходит сначала на Западе и только после перестройки – в России. Она дожила до перестройки, до краха коммунизма. Человек до конца своих дней живой, полный юмора, обаяния, поэзии, она привлекала к себе многих – среди ее друзей были и артисты, и поэты, и художники. Рассказы ее были всегда полны смешных деталей, даже о страшном она говорила всегда без злобы. Как жаль, что это все не записывалось, как и основная масса ее стихов.
Читать дальшеCollapse )

Власти Петербурга не поверили, что Борис Стругацкий был писателем
книга
blogrev
Картинки по запросу Борис Стругацкий

В Санкт-Петербурге власти потребовали от инициаторов установки мемориальной доски на доме, где жил Борис Стругацкий, справку о том, что он был писателем. Об этом сообщил депутат Заксобрания города, член фракции «Яблоко» Борис Вишневский. По его данным, мемориальную доску планируется установить на доме № 4 по улице Победы, где Стругацкий жил много лет.

Read more...Collapse )

Ольга Ивинская «Свеча горела…»
он15
blogrev
Помню свое отчаянье: норма передо мною – несколько кубометров спрессованной жаром земли, надо поднять, перерыть ее непривычными руками, когда и само-то кайло подымаешь с трудом.
Чтобы окончательно не одуреть от жары, закрываемся нелепыми шляпами из марли, кое-как накрученной на проволоку. Буйная презирает нас за это. Сама она от солнца не закрывается – кожа лица одубела, съежилась, а ведь ей лет сорок, не больше. Мы стоим по рядам, вразброд, на сухой, раскаленной земле.
Серые платья с выжженными хлоркой номерами на спинах и подолах сшиты из чертовой кожи, все – на манер рубашек. Ветерок этот материал не пропускает, пот катится струями, жжет грудь, мухи липнут, на дороге ни тени. Вот когда…

В белом мареве тонет дорога,
И свисает с креста головой
Труп от жажды уснувшего Бога…


Читать дальшеCollapse )

Цена любви
он15
blogrev

Осенью сорок девятого Ольгу Ивинскую арестовали. Причиной была ее связь с Пастернаком, "английским шпионом". Ее все спрашивали - какие отношения у нее с Пастернаком? И получали в ответ: "Я люблю его". Больше ничего не могли добиться. Она в то время была беременна, но потеряла ребенка после того, как однажды после пыток очнулась и обнаружила, что находится в морге... Потом говорили, что ошиблись - не туда привезли. Но какое это теперь имело значение?

Читать дальшеCollapse )

Заключенная Ассоль
он15
blogrev


В год смерти мужа ей исполнилось 38 лет, а ушла она из жизни в 76. Линия ее судьбы переломилась ровно посередине.

Итак: "Уголовное дело по обвинению Грин Нины Николаевны. Начато 12 октября 1945 г.
Постановление на арест.
"Грин Нина Николаевна, 1894 г. р., уроженка города Нарва Эстонской ССР, русская, беспартийная, со средним образованием, по специальности медсестра, проживает в городе Старый Крым...".
Следователь старший лейтенант Рудиков составил словесный портрет арестованной: рост низкий, цвет глаз - серый, лицо - овальное, особые приметы: волосы седые. Через два года после смерти Грина писатель Малышкин, встретив Нину в гостях у Паустовских, встал перед ней на колени и воскликнул: "Ассоль! Ну почему же ты седая?"

Читать дальшеCollapse )

В этот день 7 июля
он15
blogrev

В 1949 году ленинградский суд приговорил трёх публицистов журналов «Звезда» и «Ленинград» к десяти годам тюрьмы каждого за «антисоветские статьи».
В августе 1946 г. партийный функционер Жданов выступил с докладом, в котором осуждались лирические стихи А. А. Ахматовой и сатирические рассказы Михаила Зощенко. Зощенко был охарактеризован как «подонок литературы», а поэзия Ахматовой была признана Ждановым «совершенно далёкой от народа». К представителям «реакционного мракобесия и ренегатства в политике и искусстве» был отнесены Дмитрий Мережковский, Вячеслав Иванов, Михаил Кузмин, Андрей Белый, Зинаида Гиппиус, Фёдор Сологуб. Этот доклад Жданова лёг в основу партийного постановления «О журналах „Звезда“ и „Ленинград“».
В постановление Оргбюро ЦК ВКП(б) «О журналах „Звезда“ и „Ленинград“» утверждалось, что журнал публикует «много безыдейных, идеологически вредных произведений». Главными ошибками журнала в постановлении названы публикации рассказов «пошляка и подонка литературы» Зощенко, который «давно специализировался на писании пустых, бессодержательных и пошлых вещей, на проповеди гнилой безыдейности, пошлости и аполитичности, рассчитанных на то, чтобы дезориентировать нашу молодежь и отравить её сознание», и произведений Ахматовой, «типичной представительницы чуждой нашему народу пустой безыдейной поэзии», стихотворения которой «наносят вред делу воспитания нашей молодежи и не могут быть терпимы в советской литературе».


Читать дальшеCollapse )